Почитать

Лужи дома: назло? месть? обида?

Нам приятно жить с собакой, в том числе потому, что она товарищ чистоплотный. Какахи и сопутствующее предпочитает носить на улицу или туда, куда велено. И если эти настройки в песьем организме сбились — любой собачий сожитель понимает: так быть не должно. Но чтобы правильно отремонтировать подтекающего пса, хорошо бы разобраться, почему такое происходит.

Еще со времен мохнатого средневековья принято проецировать на зверей человеческие мотивации. С лужами мимо туалетов проекции особенно трудно изжить. Не знаю, многие ли из людей мстят ближним своим зловонными кучами или лужами под дверь. Но за собак могу сказать точно — на подобные злодейства они не способны в силу своей физиологии. Вот слишком коротки у них пальцы, чтобы играть на гитаре. Точно так же и ум у них слишком короток, чтобы таить в нем планы мести или поводы обижаться.

Так что в том, что нассано не туда, куда бы вам хотелось, собаки не виноваты. А раз не виноваты — ругать за это нельзя. Даже если сил нет сдерживаться, лучше наорать на кактус, пока собака не слышит. Чтобы было легче не ругать, можно представлять на месте собаки младенца, который обкакал вас с ног до головы, пока вы собирали пирамидку.

Тем не менее, причины песьей нечистоплотности всегда конкретные. И их примерно четыре. Первая — возраст. Тут даже задумываться отдельно не нужно — все, как у людей. Животное либо слишком юное, либо слишком пожилое, чтобы попадать экскрементами точно в цель. В первом случае все наладится со временем, а во втором остается только сказать спасибо, что лужи и кучи в принципе появляются — неважно, где.

Вторая причина — болезнь. Если ваш домашний скот уже вышел из возраста юношеских промахов мимо горшка, но внезапно стал опять этим грешить, стоит снести его к ветеринару. Ссанину не по уставу может вызвать примерно любое недомогание — от камней в почках до болевого синдрома. Так что не ведитесь на здоровый вид пациента и наберите из него анализов.

Третья причина — гормоны. Влюбленные кобели и суки — люди ветреные и взволнованные. Не ведают, что творят. Даже если творят они это на угол в прихожей или под холодильник. Решить проблему может сучья и кобелячья кастрация, но с этим лучше обратиться к врачам и не принимать скоропалительных решений.

Четвертая причина — стресс. Ее сложнее всего и выявить, и устранить без участия специалистов по песьему поведению. И именно она больше всего похожа на месть или обиду. Выкладывает, скажем, пес свое коричневое добро красивыми узорами на вашу кровать или устраивает живописные пруды под дедушкиным креслом. Выглядит, будто акт злой воли. Но нет. Это может быть попытка помириться с кем-то из членов семьи: авось привыкнет дед к песьему запаху и перестанет лупить газетой. Или стресс от прихода сантехника или волнение насчет долгого отсутствия кого-то из домашних.

Есть и условно пятая причина — нарушение маркерного поведения. Может встречаться у собак, которых разводили и держали в клетках без возможности из них выйти. Но это редкость, поэтому при подозрении на такую аномалию лучше посоветоваться со специалистом.

Если резюмировать всю науку о песьем туалете, можно сформулировать такую инструкцию. Если ваш половозрелый пес гадит дома, посмотрите, нет ли у него течки или волнующей сучки по соседству, отведите к доктору, поищите стрессовые факторы вместе со специалистом по поведению. А если у вас еще не половозрелый пес, дайте ему время повзрослеть. И каждый раз, когда он попадает, куда надо, тактично намекайте колбасьей попкой, что парень прав.

Друг или мать: кем мы приходимся собаке?

Зачем вообще определять, какого рода отношения связывают нас и наших собак? Ипотеку нам с ними не брать и перед государством в ЗАГСе не отчитываться. Но, мне кажется, характер взаимодействия важно понимать, чтобы требовать с них по силам и давать по потребностям. Мы же не хотим от коллег на работе супружеской верности, а детей не лишаем содержания до совершеннолетия.

Формально мы приходимся псине хозяйкой, а она нам — собакой. Но к черту формальности, когда речь идет о вот этой сладенькой жопке на наших коленях. В связи с нежными чувствами мы привыкли называть собаку другом или меньшим братом, даже если анатомически она — сестра. На самом деле — не друг, и не сестра, и даже не дочь. Но важный член коллектива.

Вообще-то друзьями называются равные партнеры по общению. У них есть свобода воли и они сами решают, что есть, с кем жить и как себя вести на людях. Если нам не нравится, что едят, с кем живут или как ведут себя наши друзья, мы им об этом сообщаем. Но они имеют право не прислушиваться. И тогда перестают быть друзьями и идут себе дальше по жизни без нас.

Понятно, что все это не про собаку, которую мы водим на поводке туда, куда нам хочется, кормим тем, что полезно, и не разрешаем вести себя социально опасным образом. Но даже если она ведет себя так, не прогоняем из нашей жизни. У собаки нет права выбрать собственный путь, стать летчицей, когда вырастет, и укусить вон ту противную старушку на скамейке. Мы решаем все за нее, как родители решают все за детей до определенного возраста. Получается, мы собаке — мать? 

Почти, но не совсем. Дети — это зачатки взрослых людей. И людских отпрысков мы выращиваем так, чтобы они постепенно становились самостоятельными и съехали, наконец, в отдельную квартиру. Собака же считается успешно выращенной, если научилась слушаться своего человеческого родителя и обращаться к нему в непонятных, спорных или опасных ситуациях. Всегда, до самой смерти. В общем, детей мы воспитываем для самих детей, а собак — для себя.

На этом сходства между младенцами собаками не заканчиваются. Псы, как и дети, инфантильны и стремятся привязаться к какому-нибудь взрослому. Даже самая суровая аборигенная приотарная собака, которая уже десять лет сама пасет овец, нуждается в старшем товарище. Который, с одной стороны, любит и балует коровьим копытом по праздникам, а с другой — решает проблемы, когда они возникают, и говорит, как правильно действовать.

Привязанность собак к хозяевам тоже формируется по детско-родительскому типу. Это физиологический процесс, в котором участвует гормон окситоцин. Пока хозяин в поле зрения, псы обычно веселы, уверенны в себе и любопытны. А без него волнуются и мало чем интересуются. Так же ведут себя человеческие детеныши. Поэтому, кстати, не стоит подозревать собаку в попытках доминировать над хозяином. Доминантное поведение к родителям — это нонсенс. 

Послушание тоже не связано с типом отношений. Поэтому нет смысла предъявлять собаке претензию в духе: «Не приходишь по команде, значит — не уважаешь». Пес подходит по команде не тогда, когда начинает видеть в вас родителя, а когда ему объяснили, что это весело или вкусно. Так что нет смысла требовать от него чего-то только на том основании, что у вас тут дружба вообще-то или материнская любовь.

Зато если собака попала в передрягу, именно привязанность к вам, как к старшему товарищу или родителю, заставит ее скрываться от опасности у ваших ног или на ручках. Да и дома в полной безмятежности псы предпочитают держать семью в поле зрения на всякий случай, как и маленькие дети, которые караулят вас у дверей туалета, чтобы нечаянно не потерять.

У собаки болит голова: как узнать?

Боль — это такая штука, которая заметно влияет на поведение живых существ. Если существо владеет речью, то оно нам расскажет, что стало вялым из-за мигрени, поэтому посуду сегодня мыть не будет. А когда существо — неразговорчивая собака, она не может сказать, почему не станет мыть посуду. Словом, иногда проблемы в песьем поведении беспокоят, а понять причин мы никак не можем. 

Так вот, боль в голове — одна из возможных причин «изменений в характере» собаки. Но псина не покажет эту боль ни хромотой, ни взвизгиванием от прикосновения, ни попытками зализать рану. Она просто будет казаться более раздражительной, внезапно агрессивной или чуть унылой, начнет меньше спать или больше возбуждаться от привычных вещей.

Заподозрить головную боль у собаки стоит наверняка, если она суется мордой в узкие места, например, между шкафом и стеной. И так лежит. Бывает, что пес просто упирается головой в стену и долго сидит в такой позе. Или засовывает голову под диван, а остальной собакой остается снаружи. И происходит это не в игре, а в попытке заснуть или сбежать от внимания.

Но такое поведение свидетельствует о сильной боли. Собака чувствует себя, как человек в приступе мигрени, которому легче только в полной тишине и темноте. Но есть еще масса вариантов боли, когда люди способны ходить на работу или смотреть сериал, а собаки не прочь отвлечься на мячик или выпросить у вас кусок сыра. И вот ловить боль лучше на таких промежуточных станциях между нормой и невыносимостью. 

Внимательный хозяин заметит изменения и сначала, скорее всего, спишет их на испортившийся характер животного. Так было, например, с моей собакой Тучей. Я замечала длительные периоды, когда Туча «не в себе». Она могла ни с того ни с сего схватить свою большую собаку-напарницу Лидусю за лицо или лаять не своим голосом на гостей.

На приеме у невролога выяснилось, что причиной такой эксцентричности может быть головная боль. После обследования Туче назначили схему обезболивающих, которая помогла ей стать обычной повседневной собакой без склонностей к эпатажу. Так подтвердилось — все, что я замечала, — не случайные изменения в поведении, а следствие болевого синдрома. Кстати, в собачьем поведении вообще мало случайного.

Головная боль — тема, которую стоит принять во внимание прежде, чем признавать, что ваш пес без причины слетел с катушек и ему нужна коррекция поведения. Болевой синдром в принципе может многое оправдать: не все ли из нас когда-то любили одного злобного сериального доктора, который закидывался викадином, чтобы не огрызаться на окружающих. Собаки в этом смысле мало чем от людей отличаются. Им тоже трудно быть «нормальными», если что-то болит, а условного викадина никто не дает.

Самое обидное, что причин песьей головной боли множество, но не все из них можно четко обнаружить и вылечить раз и навсегда. Даже МРТ не каждый раз показывает что-то интересное в собачьих мозгах. И спасаться приходится только обезболивающими. Но когда речь идет о комфортной жизни, все средства хороши. 

Не стоит сразу после прочтения этого текста идти диагностировать собаке мигрени. Причиной изменившегося поведения может быть вовсе не боль или боль, но не в голове. Речь лишь о том, чтобы обращать внимание на песьи внезапные странности — хоть положительные, хоть отрицательные. Они всегда что-то значат и часто что-то не очень хорошее.

День сурка: почему собаки любят жить скучно

Наверняка за эти пару нерабочих недель многие уже не раз прочли в глазах своей собаки немой вопрос: «А когда ты уже уйдешь в офис?» Или, по крайней мере, заметили излишнюю песью обеспокоенность. Хотя логичнее было бы ожидать от неблагодарного животного хоть каплю радости по поводу того, что все наконец целый день дома. На самом деле, собаке есть, от чего взволноваться.

Ее день сурка, состоящий из прогулок в дальний парк, проводов хозяина и традиционного вечернего «Слезь с меня, я переоденусь», внезапно закончился. И теперь она не знает, что уготовила ей судьба. Собака чувствует себя, как Женя Лукашин в новогоднюю ночь, который ехал жениться, а приехал в Ленинград. Вроде третья улица Строителей, дом 25, квартира 12 те же, а ширму фамильную умыкнули.

Собаки любят привычную обстановку, повторяющиеся ритуалы и предсказуемую жизнь. Все потому, что их нельзя предупредить о характере перемен. Мол, не волнуйся, родная, мы какаем в ста метрах от подъезда потому, что мэр так велел, а не потому, что больше не любим тебя и ленимся выгуливать. Пока пес запомнит, что за необычно короткой прогулкой не следует никаких страшных событий, пройдет много тревожных дней.

Мы тоже тревожимся от неизвестности. Но у нас есть преимущество — речь и абстрактное мышление. Они позволяют погуглить и представить, что будет дальше. Пес погуглить и представить не может. Он может только запомнить с помощью ассоциаций, что за прогулкой всегда следует завтрак, а после завтрака дежурный пуньк-пуньк в нос от родителей и целый день сна в одиночестве. Если эти ритуалы сбиваются, у собаки не срабатывают ассоциации и мир немного рушится.

Так что лучше по мере сил поддерживать для собаки день сурка даже в меняющихся условиях жизни. Конечно, есть псы с врожденной низкой тревожностью. Они могут невозмутимо воспринимать хоть перенос вечерней прогулки на утро, хоть маминого нового мужа. Но владельцам спокойных собак мои советы вообще можно не читать, поэтому сосредоточимся на тревожных зверушках.

Так вот, эти тревожные сырки могут разволноваться даже из-за того, что перед прогулкой на них не в том порядке надели амуницию. Что уж говорить о глобальном несоблюдении ритуала вроде сидящих дома с грустными лицами родителей, когда они вообще-то должны уходить и не мешать псине целый день разорять кошачий лоток.

Конечно, собаки — девушки смышленые. Они способны запомнить несколько наборов ритуалов. Поэтому отличают будни от выходных, сборы на дачу от сборов на прогулку и поездку к ветеринару от поездки в лес. Но на запоминание сопутствующих этому всему деталей уходит время. И слишком частые перемены способны вывести из себя даже самого уравновешенного зверя.

Словом, если вы раньше всегда наряжались на прогулку в костюм собачника, а по случаю карантина решили ходить на короткий попис в исподнем, то лучше не надо. Если пес не учует привычный аромат гулятельных штанов перед выходом из дома, то этот выход может стать для него слишком неожиданным. И от волнения он будет в процессе орать на компанию голубей у мусорки, а то обоссыт лифт.

Говоря о ритуалах, я не имею в виду соблюдение четкого тайминга. Время на часах для собаки менее важно, чем четкая последовательность событий. Если ритуал запущен не в восемь утра, а в половине десятого, никто не сломается. Лишь бы события следовали одно за другим точно так же, как много дней подряд до этого.

Почитать

Лужи дома: назло? месть? обида?

Нам приятно жить с собакой, в том числе потому, что она товарищ чистоплотный. Какахи и сопутствующее предпочитает носить на улицу или туда, куда велено. И если эти настройки в песьем организме сбились — любой собачий сожитель понимает: так быть не должно. Но чтобы правильно отремонтировать подтекающего пса, хорошо бы разобраться, почему такое происходит.

Еще со времен мохнатого средневековья принято проецировать на зверей человеческие мотивации. С лужами мимо туалетов проекции особенно трудно изжить. Не знаю, многие ли из людей мстят ближним своим зловонными кучами или лужами под дверь. Но за собак могу сказать точно — на подобные злодейства они не способны в силу своей физиологии. Вот слишком коротки у них пальцы, чтобы играть на гитаре. Точно так же и ум у них слишком короток, чтобы таить в нем планы мести или поводы обижаться.

Так что в том, что нассано не туда, куда бы вам хотелось, собаки не виноваты. А раз не виноваты — ругать за это нельзя. Даже если сил нет сдерживаться, лучше наорать на кактус, пока собака не слышит. Чтобы было легче не ругать, можно представлять на месте собаки младенца, который обкакал вас с ног до головы, пока вы собирали пирамидку.

Тем не менее, причины песьей нечистоплотности всегда конкретные. И их примерно четыре. Первая — возраст. Тут даже задумываться отдельно не нужно — все, как у людей. Животное либо слишком юное, либо слишком пожилое, чтобы попадать экскрементами точно в цель. В первом случае все наладится со временем, а во втором остается только сказать спасибо, что лужи и кучи в принципе появляются — неважно, где.

Вторая причина — болезнь. Если ваш домашний скот уже вышел из возраста юношеских промахов мимо горшка, но внезапно стал опять этим грешить, стоит снести его к ветеринару. Ссанину не по уставу может вызвать примерно любое недомогание — от камней в почках до болевого синдрома. Так что не ведитесь на здоровый вид пациента и наберите из него анализов. 

Третья причина — гормоны. Влюбленные кобели и суки — люди ветреные и взволнованные. Не ведают, что творят. Даже если творят они это на угол в прихожей или под холодильник. Решить проблему может сучья и кобелячья кастрация, но с этим лучше обратиться к врачам и не принимать скоропалительных решений.

Четвертая причина — стресс. Ее сложнее всего и выявить, и устранить без участия специалистов по песьему поведению. И именно она больше всего похожа на месть или обиду. Выкладывает, скажем, пес свое коричневое добро красивыми узорами на вашу кровать или устраивает живописные пруды под дедушкиным креслом. Выглядит, будто акт злой воли. Но нет. Это может быть попытка помириться с кем-то из членов семьи: авось привыкнет дед к песьему запаху и перестанет лупить газетой. Или стресс от прихода сантехника или волнение насчет долгого отсутствия кого-то из домашних.

Есть и условно пятая причина — нарушение маркерного поведения. Может встречаться у собак, которых разводили и держали в клетках без возможности из них выйти. Но это редкость, поэтому при подозрении на такую аномалию лучше посоветоваться со специалистом. 

Если резюмировать всю науку о песьем туалете, можно сформулировать такую инструкцию. Если ваш половозрелый пес гадит дома, посмотрите, нет ли у него течки или волнующей сучки по соседству, отведите к доктору, поищите стрессовые факторы вместе со специалистом по поведению. А если у вас еще не половозрелый пес, дайте ему время повзрослеть. И каждый раз, когда он попадает, куда надо, тактично намекайте колбасьей попкой, что парень прав.

Друг или мать: кем мы приходимся собаке?

Зачем вообще определять, какого рода отношения связывают нас и наших собак? Ипотеку нам с ними не брать и перед государством в ЗАГСе не отчитываться. Но, мне кажется, характер взаимодействия важно понимать, чтобы требовать с них по силам и давать по потребностям. Мы же не хотим от коллег на работе супружеской верности, а детей не лишаем содержания до совершеннолетия.

Формально мы приходимся псине хозяйкой, а она нам — собакой. Но к черту формальности, когда речь идет о вот этой сладенькой жопке на наших коленях. В связи с нежными чувствами мы привыкли называть собаку другом или меньшим братом, даже если анатомически она — сестра. На самом деле — не друг, и не сестра, и даже не дочь. Но важный член коллектива.

Вообще-то друзьями называются равные партнеры по общению. У них есть свобода воли и они сами решают, что есть, с кем жить и как себя вести на людях. Если нам не нравится, что едят, с кем живут или как ведут себя наши друзья, мы им об этом сообщаем. 

Но они имеют право не прислушиваться. И тогда перестают быть друзьями и идут себе дальше по жизни без нас.

Понятно, что все это не про собаку, которую мы водим на поводке туда, куда нам хочется, кормим тем, что полезно, и не разрешаем вести себя социально опасным образом. Но даже если она ведет себя так, не прогоняем из нашей жизни. У собаки нет права выбрать собственный путь, стать летчицей, когда вырастет, и укусить вон ту противную старушку на скамейке. Мы решаем все за нее, как родители решают все за детей до определенного возраста. Получается, мы собаке — мать? 

Почти, но не совсем. Дети — это зачатки взрослых людей. И людских отпрысков мы выращиваем так, чтобы они постепенно становились самостоятельными и съехали, наконец, в отдельную квартиру. Собака же считается успешно выращенной, если научилась слушаться своего человеческого родителя и обращаться к нему в непонятных, спорных или опасных ситуациях. Всегда, до самой смерти. В общем, детей мы воспитываем для самих детей, а собак — для себя.

На этом сходства между младенцами собаками не заканчиваются. Псы, как и дети, инфантильны и стремятся привязаться к какому-нибудь взрослому. Даже самая суровая аборигенная приотарная собака, которая уже десять лет сама пасет овец, нуждается в старшем товарище. Который, с одной стороны, любит и балует коровьим копытом по праздникам, а с другой — решает проблемы, когда они возникают, и говорит, как правильно действовать.

Привязанность собак к хозяевам тоже формируется по детско-родительскому типу. Это физиологический процесс, в котором участвует гормон окситоцин. Пока хозяин в поле зрения, псы обычно веселы, уверенны в себе и любопытны. А без него волнуются и мало чем интересуются. Так же ведут себя человеческие детеныши. Поэтому, кстати, не стоит подозревать собаку в попытках доминировать над хозяином. Доминантное поведение к родителям — это нонсенс.

Послушание тоже не связано с типом отношений. Поэтому нет смысла предъявлять собаке претензию в духе: «Не приходишь по команде, значит — не уважаешь». Пес подходит по команде не тогда, когда начинает видеть в вас родителя, а когда ему объяснили, что это весело или вкусно. Так что нет смысла требовать от него чего-то только на том основании, что у вас тут дружба вообще-то или материнская любовь.

Зато если собака попала в передрягу, именно привязанность к вам, как к старшему товарищу или родителю, заставит ее скрываться от опасности у ваших ног или на ручках. Да и дома в полной безмятежности псы предпочитают держать семью в поле зрения на всякий случай, как и маленькие дети, которые караулят вас у дверей туалета, чтобы нечаянно не потерять.

У собаки болит голова: как узнать?

Боль — это такая штука, которая заметно влияет на поведение живых существ. Если существо владеет речью, то оно нам расскажет, что стало вялым из-за мигрени, поэтому посуду сегодня мыть не будет. А когда существо — неразговорчивая собака, она не может сказать, почему не станет мыть посуду. Словом, иногда проблемы в песьем поведении беспокоят, а понять причин мы никак не можем.

Так вот, боль в голове — одна из возможных причин «изменений в характере» собаки. Но псина не покажет эту боль ни хромотой, ни взвизгиванием от прикосновения, ни попытками зализать рану. Она просто будет казаться более раздражительной, внезапно агрессивной или чуть унылой, начнет меньше спать или больше возбуждаться от привычных вещей.

Заподозрить головную боль у собаки стоит наверняка, если она суется мордой в узкие места, например, между шкафом и стеной. И так лежит. Бывает, что пес просто упирается головой в стену и долго сидит в такой позе. Или засовывает голову под диван, а остальной собакой остается снаружи. И происходит это не в игре, а в попытке заснуть или сбежать от внимания.

Но такое поведение свидетельствует о сильной боли. Собака чувствует себя, как человек в приступе мигрени, которому легче только в полной тишине и темноте. Но есть еще масса вариантов боли, когда люди способны ходить на работу или смотреть сериал, а собаки не прочь отвлечься на мячик или выпросить у вас кусок сыра. И вот ловить боль лучше на таких промежуточных станциях между нормой и невыносимостью.

Внимательный хозяин заметит изменения и сначала, скорее всего, спишет их на испортившийся характер животного. Так было, например, с моей собакой Тучей. Я замечала длительные периоды, когда Туча «не в себе». Она могла ни с того ни с сего схватить свою большую собаку-напарницу Лидусю за лицо или лаять не своим голосом на гостей.

На приеме у невролога выяснилось, что причиной такой эксцентричности может быть головная боль. После обследования Туче назначили схему обезболивающих, которая помогла ей стать обычной повседневной собакой без склонностей к эпатажу. Так подтвердилось — все, что я замечала, — не случайные изменения в поведении, а следствие болевого синдрома. Кстати, в собачьем поведении вообще мало случайного.

Головная боль — тема, которую стоит принять во внимание прежде, чем признавать, что ваш пес без причины слетел с катушек и ему нужна коррекция поведения. Болевой синдром в принципе может многое оправдать: не все ли из нас когда-то любили одного злобного сериального доктора, который закидывался викадином, чтобы не огрызаться на окружающих. Собаки в этом смысле мало чем от людей отличаются. Им тоже трудно быть «нормальными», если что-то болит, а условного викадина никто не дает. 

Самое обидное, что причин песьей головной боли множество, но не все из них можно четко обнаружить и вылечить раз и навсегда. Даже МРТ не каждый раз показывает что-то интересное в собачьих мозгах. И спасаться приходится только обезболивающими. Но когда речь идет о комфортной жизни, все средства хороши.

Не стоит сразу после прочтения этого текста идти диагностировать собаке мигрени. Причиной изменившегося поведения может быть вовсе не боль или боль, но не в голове. Речь лишь о том, чтобы обращать внимание на песьи внезапные странности — хоть положительные, хоть отрицательные. Они всегда что-то значат и часто что-то не очень хорошее.

ДЕнь сурка: почему собаки любят жить скучно

Наверняка за эти пару нерабочих недель многие уже не раз прочли в глазах своей собаки немой вопрос: «А когда ты уже уйдешь в офис?» Или, по крайней мере, заметили излишнюю песью обеспокоенность. Хотя логичнее было бы ожидать от неблагодарного животного хоть каплю радости по поводу того, что все наконец целый день дома. На самом деле, собаке есть, от чего взволноваться.

Ее день сурка, состоящий из прогулок в дальний парк, проводов хозяина и традиционного вечернего «Слезь с меня, я переоденусь», внезапно закончился. И теперь она не знает, что уготовила ей судьба. Собака чувствует себя, как Женя Лукашин в новогоднюю ночь, который ехал жениться, а приехал в Ленинград. Вроде третья улица Строителей, дом 25, квартира 12 те же, а ширму фамильную умыкнули.

Собаки любят привычную обстановку, повторяющиеся ритуалы и предсказуемую жизнь. Все потому, что их нельзя предупредить о характере перемен. Мол, не волнуйся, родная, мы какаем в ста метрах от подъезда потому, что мэр так велел, а не потому, что больше не любим тебя и ленимся выгуливать. Пока пес запомнит, что за необычно короткой прогулкой не следует никаких страшных событий, пройдет много тревожных дней.

Мы тоже тревожимся от неизвестности. Но у нас есть преимущество — речь и абстрактное мышление. Они позволяют погуглить и представить, что будет дальше. Пес погуглить и представить не может. Он может только запомнить с помощью ассоциаций, что за прогулкой всегда следует завтрак, а после завтрака дежурный пуньк-пуньк в нос от родителей и целый день сна в одиночестве. Если эти ритуалы сбиваются, у собаки не срабатывают ассоциации и мир немного рушится.

Так что лучше по мере сил поддерживать для собаки день сурка даже в меняющихся условиях жизни. Конечно, есть псы с врожденной низкой тревожностью. Они могут невозмутимо воспринимать хоть перенос вечерней прогулки на утро, хоть маминого нового мужа. Но владельцам спокойных собак мои советы вообще можно не читать, поэтому сосредоточимся на тревожных зверушках.

Так вот, эти тревожные сырки могут разволноваться даже из-за того, что перед прогулкой на них не в том порядке надели амуницию. Что уж говорить о глобальном несоблюдении ритуала вроде сидящих дома с грустными лицами родителей, когда они вообще-то должны уходить и не мешать псине целый день разорять кошачий лоток.

Конечно, собаки — девушки смышленые. Они способны запомнить несколько наборов ритуалов. Поэтому отличают будни от выходных, сборы на дачу от сборов на прогулку и поездку к ветеринару от поездки в лес. Но на запоминание сопутствующих этому всему деталей уходит время. И слишком частые перемены способны вывести из себя даже самого уравновешенного зверя.

Словом, если вы раньше всегда наряжались на прогулку в костюм собачника, а по случаю карантина решили ходить на короткий попис в исподнем, то лучше не надо. Если пес не учует привычный аромат гулятельных штанов перед выходом из дома, то этот выход может стать для него слишком неожиданным. И от волнения он будет в процессе орать на компанию голубей у мусорки, а то обоссыт лифт.

Говоря о ритуалах, я не имею в виду соблюдение четкого тайминга. Время на часах для собаки менее важно, чем четкая последовательность событий. Если ритуал запущен не в восемь утра, а в половине десятого, никто не сломается. Лишь бы события следовали одно за другим точно так же, как много дней подряд до этого.